Путешествие по Куртатинскому ущелью. На очереди Аланский Успенский монастырь, город мертвых, остатки древних селений, Святилище

После обеда мы продолжаем путь по заповедным местам Северной Осетии и чем красивее становятся пейзажи, тем хуже дорога, которая уводит нас все дальше от цивилизации. Несмотря на обилие архитектурных, исторических и природных памятников, о какой-либо туристической инфраструктуре говорить не приходится. В какой-то степени это даже плюс, потому что диких, нетронутых мест на нашей земле осталось не так уж и много. Просто перед поездкой стоит хотя бы проверить запаску и наполнить бензобак до отказа, заправок тут нет.

Аланский Успенский монастырь

Когда мы только планировали поездку по Осетии, я включил Аланский Успенский  монастырь в список мест, которые нужно посетить по большому счету “на автомате”. Вдаваться в исторические подробности создания этого храма я не стал, решив, что раз он значится во всех путеводителях, стало быть и нам его нужно посетить. Тут в Осетии за что не возьмись – сплошные древности. Прогулка у стен монастыря заставила задуматься. Уж очень свежо выглядят “древние” стены. Понятно, что реставрация, но так, чтобы и потертостей не было где-то у основания, где еще должна была сохраниться древняя кладка, такое встречается крайне редко. Каково же было мое удивления, когда я узнал, что монастырю не исполнилось еще и 20 лет. Не двухсот, а именно 20.

Нельзя не отметить, что монастырь возведен на очень выигрышном с точки зрения пейзажа месте. Во всяком случае, смотрится он очень органично на фоне окружающих гор.

Возвели мужской Успенский монастырь аж в 2000 году. Архитектура стилизована под аналогичные постройки  XII века. Сейчас этот монастырь считается самым высокогорным в Северной Осетии.  В начале XX века здесь возвели Мироносицкую церковь (Церковь Жен Мироносиц).

Церковь отреставрирована и тоже создает ощущение новодела, но на самом деле ей уже больше ста лет. Интерес, даже больших, чем к монастырю приезжающие в эти места туристы проявляют к древнему Никрополю, расположенному здесь же и о вымершем селении Цымыти — комплексе средневековых оборонительных и жилых сооружений.

Немного погуляв по окрестностям, едем дальше. Однако через несколько километров дорога заканчивается. Сразу за селом Харисджин начинается скорее направление – дорога даже на карте обозначена весьма условно. Кроме того, свободного проезда здесь нет. Во-первых, дальше граница, во-вторых, заповедная зона.

В селе Харисджин, кроме красот Куртатинского ущелья, есть очень живописно вписанная в горный массив фамильная башня. На самом деле, таких башен по Северной Осетии разбросано очень много. Откуда вообще появились эти башни и зачем их строили осетины? Во многом ответ лежит в вопросе, который мог бы задать отец потенциальным сватьям:

Имеете ли башню, навозник, мельницу и родовой склеп?

Ответ на этот вопрос говорил о состоятельности и репутации семьи.  Чтобы начать строить башню, прежде всего, необходимо было заручиться согласием Совета старейшин – Ныхаса. Не всякой семье позволялось строить башню, которая в те далекие времена говорила о том, что семья относится к знатному роду с незапятнанной репутацией.

Помимо имиджевой, башни выполняли и практическую функцию – защита семьи от врагов. Спасаясь от турецких захватчиков осетинские семьи прятались в фамильных башнях. В те годы это было очень надежное укрытие. Причем, чем знатнее был род, тем выше находилась башня и как следствие, надежнее укрытие.

А еще на вершине расположено неприметное сооружение, издалека напоминающее какую-то хозяйственную постройку. На самом деле это знаменитое и почитаемое у местных жителей место – часовня Иверской Моздокской иконы Божьей матери. Примечательна она тем, что в ней шестьсот лет хранилась главная христианская святыня всего северного Кавказа — Иверская Моздокская икона Божией Матери, подаренная Осетии святой благоверной Царицей Грузии Тамарой Великой после смерти ее мужа Давида Сослана, происходившего из осетинского царского рода Царазоновых.

В начале XX подлинник иконы был утрачен. Причем это женская часовня, мужчинам заходить внутрь нельзя. Зато женщинам посещение часовни обещает много детей.

 

Кармадонское ущелье. Город мертвых

Погуляв по долине, разворачиваемся и едем обратно. Сразу за селом Борзикау поворачиваем направо, где начинается уже настоящий горный серпантин. Дорога не асфальтирована, но хорошо укатана и для проезда вполне пригодна.  Окружающий пейзаж здесь впечатляет еще больше.

Кажется, что склоны гор покрыли зеленым ковром, местами пустили тонкие струйки дорог. Здесь же можно встретить в большом количестве пасечников с ульями и отменным медом.

За перевалом снова начинается асфальтированная дорога. Места эти своей известностью обязаны, увы, не только красивым видам, но печальным событиям 2002 года, когда ледово-грязе-каменный поток унес жизни как минимум 125 человек, включая съемочную группу Сергея Бодрова-младшего.

То была настоящая катастрофа, правда, Колка находится несколько дальше, за селом Даргавс, где расположен Город Мертвых и в наши планы его посещение не входил. Еще немного и мы в Кармадоне, на въезде нас встречает горный козёл – символ этих мест.

На вершине холма виднеется самая высокая в Осетии фамильная башня Мамсуровых. Село Даргавс интересно не только тем, что тут расположено столь необычное захоронение, но и своим расположением и климатом. Селение расположено на берегу реки Гизельдон в самом центре горной котловины, которая тысячи лет назад возникла под воздействием талых вод окрестных ледников.

Сегодня это одна из самых крупных долин Осетии — ее протяженность составляет примерно 60 км., и одно из самых солнечных мест в республике — до трехсот дней в году. Мы, скорее всего, попали как раз в тот небольшой период, когда солнце не радует местных жителей свои теплом. Мелкий дождик то прекращался, то снова всячески старался испортить нам экскурсию.

Город Мертвых – по сути кладбище, состоящее из надземных фамильных склепов. Всего здесь 99 строений, возведенных в XIV-XVIII веках. Место это, как водится, окутано массой легенд и мифов, суть которых сводится к одному – из Города мертвых живыми не возвращаются. Плата за вход на территории, тем не менее, взимается исправно.

Погода начала ухудшаться, день подходил к концу и мы решили не тревожить своим присутствием усопших. Дорога до Владикавказа прошла без приключений, зато попался очень красивый водопад, его струи чем-то напоминают бороду старика.

Так завершилось наше небольшое однодневное путешествие по Северной Осетии. Скорее, это даже не путешествие и знакомство, потому что для полноценного путешествия по здешним местам не хватит и недели, а легковушке лучше предпочесть надежный внедорожник, с ним можно посмотреть совсем отдаленные и заповедные места. Места в окрестностях Владикавказа действительно потрясающе красивы, но выбор отелей есть только в самом городе, за его пределами и ближе к Куртатинскому ущелью можно остановиться в Art Hotel Fiagdon, расположенном в поселке Хидикус.